Новосибирская областная организация Всероссийского общества инвалидов



8 (383) 222 21 15
г. Новосибирск ул. Дунайская, 122

История №20

Весной 2017 г. отец ребенка-инвалида, гражданин Б., узнал о том, что имеет право на получение жилья по договору социального найма и обратился за помощью к адвокату.

По совету адвоката Б. были собраны необходимые документы и подано заявление о постановке на учет в администрацию города Н.

В августе 2017 года, гр. Б. повторно обратился с жалобой на то, что в результате его обращения в администрацию города Н. о постановке его семьи, составом 5 человека включая ребенка-инвалида, страдающего тяжелой формой хронического заболевания, при которой невозможно совместное проживание граждан в одной квартире, ему было отказано. Мотивация отказа следующая, это что его жена проживала совместно со своим отцом в городе Д. Новосибирской области в квартире площадью 73,2 кв.м., и была обеспечена жилой площадью и в соответствии со ст. 53 ЖК РФ, граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях. То есть, заключение брака и совместное проживание с мужем по другому адресу, по мнению администрации г. Н, есть

Ситуация с применением ст. 53 ЖК РФ, очевидно, носит открытый дискриминационный характер, в том числе и по признаку наличия у ребенка инвалидности.

По смыслу статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации, которая сама по себе не может рассматриваться как нарушающая какие-либо права и свободы заявителя, и по смыслу соответствующих норм законодательства субъекта Российской Федерации, ограничения в постановке граждан на учет нуждающихся в жилых помещениях должны считаться допустимыми лишь в том случае, если гражданами совершались умышленные действия с целью создания искусственного ухудшения жилищных условий, могущих привести к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем.

При этом применение статьи 53 Жилищного кодекса Российской Федерации и развивающих ее подзаконных нормативных актов должно осуществляться в системе действующего правового регулирования во взаимосвязи с пунктом 3 статьи 10 ГК Российской Федерации, согласно которому в случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно, разумность действий и добросовестность участников гражданских правоотношений предполагаются.

Обязанность доказать наличие умысла в действиях семьи гр.Б. в ухудшении жилищных условий лежит на органе местного самоуправления. Получается, что создание семьи и совместное проживание членов одной семьи, по мнению администрации г. Н, является намеренным, умышленным и искусственным ухудшением жилищных условий.

Конституционный Суд РФ в своем Определении от 19.04.2017 N 258-О-О указал, что намеренным ухудшением жилищных условий являются умышленные действия граждан, направленные на создание искусственного ухудшения жилищных условий, если указанные действия привели к состоянию, требующему участия со стороны органов государственной власти и местного самоуправления в обеспечении их другим жильем. То есть намеренное ухудшение жилищных условий – это злоупотребление правом, которое заключается в использовании гражданами субъективного права в противоречие с его социальным назначением.

9 марта, решением О. районного суд г. Н. исковые требования гражданина Б. о признании отказа администрации г. Н. в постановке на жилищный учет семьи гражданина Б., были удовлетворены.

К сожалению, по словам юриста ОО «НОО ВОИ», вместо того, чтобы оказать содействие заявителю в реализации его и его ребенка-инвалида жилищных прав, позиция органа местного самоуправления носила открытый дискриминационный характер.

8 (383) 222 21 15
Новосибирская областная организация Всероссийского общества инвалидов



Настройки шрифта
Выберите шрифт:
Без засечек С засечками
Интервал между буквами (Кернинг):
Стандартный Средний Большой